понедельник, 15 августа 2016 г.

In Rust and Blood: Павший Рай




Тридцать пятая серия.




Парадиз-Фоллз никак нельзя назвать приятным местом - по крайней мере, для нормальных людей (насколько вообще можно быть нормальным на Пустошах). Везде были рабы в ошейниках, напичканных взрывчаткой. Большинство из них выглядело измотанными и сломленными. Я еще никогда не видел рабов, и был бы рад не видеть их вообще...




Джон постоянно оглядывался по сторонам, словно чего-то боялся. С нами, конечно, местные общаться не хотели и вообще, смотрели на нас, как на браминский помет, но заковывать в ошейники пока не собирались. И не удивительно - мы вооружены, и такие поползновения с их стороны в любом случае закончатся трупами.




Я решил начать с простого - а именно, поговорить с главным у работорговцев, Гробовщиком Джонсом. А значит, наш путь лежал в его "приемную" - бар "Берлога".





Заметив новые лица в заведении, "Папочка", как его называют местные, тут же к нам подошел. Он бросил на меня оценивающий взгляд - появилось противное ощущение, словно меня раздели догола и облапывают со всех сторон. Мерзкое ощущение.

Как только мужчина увидел Джона, он мгновенно потерял ко мне интерес; его брови поползли вверх, а губы растянулись в противной улыбке.




-Посмотрите-ка, кто тут у нас! Соскучился и решил вернуться, Хаос?

"Хаос?.."

-Пошел нахрен. - такого холода в голосе Джона я не слышал еще никода. Вообще. Да и ни у кого не слышал.

Гробовщик скрестил руки на груди. В его взгляде читалась насмешка... И что-то еще. Что-то очень неприятное.




-Да ладно, сладенький, разве так приветствуют любимого папочку?

"Папочку"? "Сладенький"? Что за?

Неужели...

Джон одарил Гробовщика взглядом, в котором было столько ненависти, сколько я не видел еще ни разу в жизни. А я начал понимать, почему он так странно себя вел с момента, когда я сказал, что нам нужно идти в парадиз-Фоллз.




-Вертел я тебя на х*ю.

-Какой дерзкий. - работорговец смаковал каждое слово. А мне было как-то страшновато, если честно. - Давай я напомню тебе, солнышко, что это я тебя там вертел, вместе с остальными ребятами. Во всевозможных позах. Память девичья, чтоль? Ну, не мудрено: шесть лет, как-никак, прошло...




Мой напарник ничего ему не ответил. Лишь сжал кулаки с такой силой, что ногти чуть ли не до крови врезались в кожу. Было очевидно - он очень, очень старается сдерживаться, чтобы не расквасить этой роже нос. Или не пробить голову чем-то тяжелым...

А я стоял и пытался переварить всё услышанное и увиденное.

Джон был рабом. Причем его, очевидно, "использовали" самым худшим образом.




После короткого разговора Гробовщик потерял интерес к Джону и обратился ко мне:

-Зачем вы пришли?

А я сам уже не знаю, зачем мы сюда пришли. Наверное, чтобы я в десятый раз охренел, узнавая новые подробности из жизни своего любовника.

Я мотнул головой, заставляя себя вернуться к реальности.

-У вас, я слышал, дети есть. - как же мерзко строить из себя "заинтересованного покупателя". Но выбора не было...

Глаза моего собеседника загорелись - он почуял потенциальную выгоду.




-Ну наконец-то адекватный клиент! - мужчина потер руки. - Ты прав, дорогой мой - мы действительно недавно словили парочку мальков. С ними больше хлопот, чем со взрослыми, потому советую брать, пока "свеженькие", хе-хе.

Пустить бы тебе пулю в лоб прямо сейчас, да не могу - слишком много этих уродов ошивается вокруг. Но когда-то, надеюсь, я это сделаю.

Или оставлю это удовольствие Джону. 



-Сколько?

-Пятьсот за каждого. Дети, знаешь ли - это лучшая инвестиция в будущее. Из них можно "слепить" всё, что угодно, а пока не выросли - нагружать их какой-нибудь непыльной работенкой.

По пятьсот за каждого - итого, полторы тысячи крышек за спасение детей из этого "рая". Даже если бы я согласился отстегнуть такую сумму в руки чернокожего ублюдка, у нас ее попросту нет. Придется искать другой способ.

-Я подумаю, - отговорился я. После чего, незаметно пнув Джона в бок, направился в сторону выхода на улицу.




----------------------------------------

 

Комментариев нет :

Отправить комментарий