среда, 4 мая 2016 г.

In Rust and Blood: Проблемы на домашнем фронте




Двадцать девятая серия.



* * * * * 

Так вышло, что наш маршрут лежал через Убежище 101 - самая безопасная дорога шла именно рядом с ним, а лишний раз брести по дебрям было ни к чему.

...И когда мы шли мимо Убежища, я словил сигнал бедствия.

Голос Аматы я узнал сразу. Сигнал был слабый, потому я мало что понял - лишь то, что в Убежище какие-то проблемы и то, что это сообщение точно адресовалось мне, потому что я расслышал в нем свое имя.

-Чего стоим, булки мнем? - спросил Джон.




Я сомневался. В памяти всплыл день, когда я покидал это место - как мне было до смерти страшно и плохо. Но в то же время мне так хотелось домой... Хоть я и понимал, что меня не примут обратно.

И от этого становилось очень больно.

-Не знаю, - не придумав ответа лучше, отозвался я.




-Тебя насильно туда не тащат. Не хочешь - просто пойдем своей дорогой.

Вот же любитель очевидные вещи говорить.

-Хочу.

Как минимум - попрощаться навсегда. Нет, не с людьми - с прежним домом.





Я ввел новый пароль от дверей, услышанный из радиопередачи. Мои руки дрожали и покрылись потом - я сам не понимал, почему я так волнуюсь. Ведь я там вырос...

Но я никогда не был нужен Убежищу. И когда отец его покинул, оно выплюнуло меня во внешний мир, как мусор, не задумываясь.




От скрипа тяжелой двери по коже пошли мурашки. В нос ударил такой знакомый запах очищенного фильтрами воздуха - вроде и менее пыльный, чем на поверхности, но какой-то... Ненастоящий.





-А что, если меня встретят пальбой в упор? - спросил я скорее самого себя.

-Получат пулю в ответ, - спокойно ответил Джон. Легко тебе говорить, ты не провел за этими стенами почти всю жизнь...

Хотя, мне уже кажется, что моя жизнь вне этих стен длится уже дольше.




Сюрпризы начались почти сразу - у внутреннего пульта управления дверью мы обнаружили тело. Это был Джим Уилкинс - кажется, он пытался повторить мой "подвиг" и сбежать наружу. Судя по тому, чем это для него закончилось, дела в Убежище сейчас не слава Богу...

От того, насколько я легко среагировал на труп, причем на труп бывшего сожителя, аж самому не по себе стало. Месяц назад меня выворачивало наизнанку от одного запаха запекшейся крови...




Дальше по коридору нас встретил офицер Гомес. Ну... Точнее, Джон его встретил. Выставив пистолет перед собой и целясь в лоб.

Мужчина, конечно, не на шутку перепугался и с жалобным криком "сдаюсь" поднял руки. Он сначала вообще не понял, кто перед ним - мало того, что я был в покрытом пылью и грязью плаще, так еще и с повязкой на лице.




Через пару минут, которые он разглядывал незваных гостей, до него все-таки дошло. Сказать, что на его лице было изумление - ничего не сказать. 

Итак перепуганный до полусмерти Джоном - тут любой бы обоср*лся, когда незнакомый мужик тычет в морду пистолетом! - когда он понял, что перед ним стоит тот самый мальчик с заплаканными глазами, убежавший из родного дома в неизвестность, то вообще охренел.

-Шадд?.. - едва не закашлявшись, просипел он. 

-Ага, - коротко ответил я в знак согласия. Неохота как-то было бросаться в дружеские обьятия.




Решив, что хватит мучать бедного офицера, я кивнул Джону в знак того, чтобы он опустил оружие. Тот послушался.

-Как ты сюда попал? И... Кто это?

-Человек, который не бросает в беде, - не сдержавшись, отрезал я. До сих пор страшно вспоминать...




-Джон, вообще-то, - представился мой спутник.

Из беседы с Гомесом я выяснил, что кипишь начался из-за нашествия радтараканов - несколько человек погибло, начался хаос. Я даже не знал, смеяться мне или плакать - радтараканы... Да они сами, как тараканы - их любой супермутант передавит одной ногой. Я даже не стал говорить ему о смерти отца - он был настолько взволнован, что вряд-ли воспринял бы это.




Мы пошли вглубь Убежища. Все-таки сигнал шел от Аматы, а значит, чтобы разобраться в происходящем - нужно найти ее.




----------------------------------------

 

Комментариев нет :

Отправить комментарий