вторник, 12 апреля 2016 г.

In Rust and Blood: Переходный период




Двадцать восьмая серия.



* * * * *


Вариантов не было. Я не мог позволить, чтобы то, чему мои родители посвятили жизнь и за что, впоследствии, ее отдали, кануло в лету. Я должен достать ГЕКК и включить Очиститель.


Писец Ротшильд разрешил мне покопаться в старом довоенном терминале, находившемся в Цитадели, который мог содержать нужную мне информацию. И я ее нашел.




...И не только ее. В этом терминале была информация и о "моем" Убежище. Оно действительно было частью большого эксперимента, как и все другие.




Путь лежал в Убежище 87 - снова на запад. Снова через кишащие супермутантами руины города и необъятные пустыри.

Поразительно, а ведь когда-то, до Великой Войны, это расстояние можно было преодолеть за час, сев на метро или автобус.




Как выяснилось, у моих родителей, поскольку они были руководителями Проекта "Чистота", были апартаменты в Цитадели. Старейшина разрешил нам с Джоном в них устроиться. Я уже успел соскучииться по простому домашнему комфорту, хоть и пробыть в нем мне придется недолго.




В моей душе царило смятение. Столько всего произошло за такое короткое время, что я просто не мог уместить все это у себя в голове. Я чувствовал одновременно боль утраты, радость обретения...




...И стыд.




Умом я понимал, что не сделал ничего неправильного. Но все же это чувство настигало меня каждый раз, как я думал о нем. О том, что мы делали на закате недалеко от Цитадели... И о том, как мне было с ним хорошо.




И все же тепло, разливавшееся по телу от этих воспоминаний, было сильнее. Впервые в жизни я узнал, что такое настоящая близость.

К тому же, мать его, это чертовски приятно.




Я водил пальцами по мягкой постели, зная, что сегодня буду в ней не один. И уже представляя, как она будет громко скрипеть и прогибаться под весом двух тел.

Нет, не потому, что Джон захочет. А потому, что я потребую.




Вот и он. Рассматривая его, я испытал огромное сожаление по поводу того, что ванна апартаментов слишком маленькая, чтобы принимать ее вдвоем...




На его лице играет едва заметная, но такая многообещающая улыбка. Я раньше и не замечал, насколько у него привлекательные черты лица... Или, возможно, замечал, но стеснялся себе в этом признаться.




-Скучаешь тут без меня?

Это был, наверное, первый раз, когда мне не хотелось назвать его каким-нибуть очередным животным, которое я и видел-то только в учебниках. Потому я просто ответил:

-Ага.





Его близость успокаивает, а перебирающие мои волосы пальцы доставляют огромное удовольствие. Поразительно, насколько у него нежные и деликатные руки, учитывая, что он всю жизнь провел на Пустошах.




Он тянется ко мне, чтобы поцеловать. Я отвечаю...

Его губы пробуждают во мне чувства, о существовании которых я даже не догадывался. Меня наполняет приятное ощущение легкости, пробирающее до самых кончиков пальцев...




Вскоре мы уже лежали на мягкой постели, прижимаясь друг к другу все крепче, а одежда, которой и так было немного, покидала наши тела, оказываясь где-то на полу. Я растворялся в нем, сливался в единое целое, предвкушая то, что будет дальше, и наслаждаясь каждым моментом этой волшебной ночи...




А после - я засыпал в его крепких объятиях, под тихое, умиротворенное сопение. Мне было тепло и спокойно рядом с ним, а предстоящие трудности казались чем-то далеким и нереальным...




----------------------------------------

 


Комментариев нет :

Отправить комментарий