понедельник, 13 апреля 2015 г.

Не оставляй меня.

Последняя сценка в Вашингтоне. Сильно опережает события фанфика, так как пишу я его очень медленно.






* * * * *

Вокруг шум и суматоха - ничего не разобрать. Я знаю, что Джон должен быть где-то рядом, но толком не могу ни слышать, ни видеть его.
...В какой-то момент раздается выстрел. Нет, выстрелов в этом аду раздавалось очень много, и большая часть пролетала в опастной близости от меня. Но *тот* выстрел я словно почувствовал всем нутром.

В него попали.

Я начал судорожно искать его взглядом: к счастью, он оказался недалеко. Защитник, мать его - как обещал меня не оставлять, так и не отходил ни на шаг.


Я подбежал к нему. От увиденного зрелища мне стало дурно: в его броне, в области живота, зияла внушительных размеров дыра, из которой обильно лилась кровь. Он был ранен, причем тяжело ранен.

Я сделал первое, что пришло на ум - выхватил из кармашка на поясе пару стимуляторов и ввел ему дозу. Достал рацию и пустил сигнал просьбы о помощи. Лишь бы медики успели...

Судя по характеру повреждений брони, это - плазма. Она не просто врезается в тело, как обычная пуля - она вижигает его до основания. Очень, очень скверная штука для живой человеческой плоти.


Я осознал, что он может умереть. На моих руках. Что я могу больше никогда его не увидеть, никогда не услышать его тупых шуток и наглой рожи... Мне стало очень страшно.

Кажется, он тоже это понимал.

-Я люблю тебя, Шадд... - хрипло сказал он, глядя мне в глаза. Он улыбался... А я плакал.


-Молчи, - я положил палец в перчатке на его губы. - Не трать силы.

Не выдержав, я наклонился и поцеловал его. От мысли, что это может быть последний поцелуй, сердце сжалось так, что мне стало трудно дышать. Когда я шел на верную смерть, включая Очиститель, я боялся  меньше - ведь это меня бы не стало. А не его...

Где-то относительно недалеко от нас раздался взрыв: я инстинктивно пригнулся, накрывая его собой. Как же мне в тот момент хотелось, чтобы какой-нибуть десантник сейчас бросил гранату прямо в меня...


-Не оставляй меня, - прошептал я: скорее самому себе чем ему.

-Попытаюсь... - он закашлялся. Я положил ладонь ему на щеку: такую теплую, такую любимую.

Он прикрыл веки, теряя сознание от боли. Опустив руку к его шее и нащупав артерию, я считал каждый удар сердца, с ужасом ожидая, что следующий не последует...



Комментариев нет :

Отправить комментарий