среда, 1 апреля 2015 г.

"Раскаленная сталь": Отпуск в Мегатонне

Вторая глава фанфика.






* * * * *

Пока Братство разгребалось с Очистителем и изучало всю ту кучу полученных от разгромленного Анклава технологий, попутно готовясь к будущему штурму их последней на Столичных пустошах базы, у меня было что-то вроде отпуска. Который я намеревался провести в Мегатонне... Естественно, не один. Именно туда мы и держали путь, когда нашли это укрытие.

Пещера была небольшая, но довольно светлая. Вход в нее защищали массивные двери, а внутри была койка, какие-то припасы и остатки еды - это явно было чье-то пристанище. Но, судя по общей заброшенности, его хозяин давно ушел или где-то погиб; в принципе, очень хорошее место для ночлега. На улице вокруг входа я разбросал пару мин - на всякий случай.

Осмотревшись и сбросив вещи, я достал из рюкзака бутылку пива и открыл ее. Джон же сразу полез за виски и пачкой сигарет: достал две штуки, одну сунул себе в рот, вторую - протянул мне.

-Ну, чем займемся? - спросил я, закуривая. Без намеков: мне в тот вечер не особо хотелось, да и страшновато еще было.

Джон пожал плечами и честно ответил:

-Понятия не имею.

...Пару часов мы просто ничего не делали: я, попивая пиво, читал крайне познавательную книгу под названием "гигиена и секс", Джон же воткнул в уши недавно найденный на Пустошах, и отремонтированный мной, плеер, и просто смотрел в потолок, попутно приговаривая свой вискарь. Из наушников лилось что-то явно тяжелое - а другое Джон и не слушает, потому мое радио Пип-боя считает ересью. Впрочем, я тоже его не слушаю.

Через какое-то время мы начали готовиться ко сну - я достал из рюкзака плед и переоделся в обычную одежду - в разведброне спать весьма неудобно. Джону с этим попроще - он не заморачивается, потому так и ходит в обычных джинсах и футболке, периодически, когда холодно, надевая кожаный плащ.

Джон забрался на грязный матрас - мда, спать тут явно придется одетыми. 

-Шадд, я хотел поблагодарить тебя, - проговорил он, разглядывая стену.

-За что? - не понял я, пристраиваясь возле него.

-За то, что спас меня.... -он сделал небольшую паузу. - Когда полез в "Супермарт".

-Чё?.. - он, конечно, уже пьяный в дупло, но обычно в таком состоянии бред не несет. - От чего?..

Он улыбнулся - очень пьяно улыбнулся. Повернул лицо ко мне: в его глазах читалась легкая грусть.

-Когда я увидел тебя, бредущего в сторону "Супермарта", с крыши дома, я... - он замолчал, отвернулся. Немного погодя продолжил, снова глядя в мою в мою сторону:

-Я намеревался спрыгнуть вниз.

В тот момент я делал глоток пива, и чуть им не подавился. Едва сдержался, чтобы не облить и себя, и Джона.

-Ты-то?.. - я посмотрел на него удивленными, широко открытыми глазами. Мне с трудом верилось, что он - всегда непоколебимый, всегда держащий себя в руках - хотел покончить с собой... Хотя причины у него были.

-Ну не Тридогнайт же, - отшутился брюнет. - Понимаешь, когда я говорил, что Эйрин и Мэри умерли давно...

Он снова помедлил, вновь отвернулся к стене. Я впервые слышал имя его дочери, но сразу понял, что речь о ней.

-Я соврал тебе. Я похоронил их за неделю до нашей с тобой встречи.

Он виновато потупился, рассматривая свои колени. Закусил губу. Вдруг он стал похож на непослушного подростка, который сказал маме неправду о том, что не пил на вечеринке. в его глазах появился влажный блеск. Я невольно вспомнил, каким он предстал передо мной, когда я впервые его увидел - самоуверенный, гордый, сильный - и в очередной раз поразился тому, насколько иногда первое впечатление обманчиво.

Странно, но меня это не смутило и не обидело - я понимал, зачем он это сделал. Тогда, после смерти отца, мне было не обязательно знать о том, что моя последняя надежная опора в жизни в какой-то момент сама едва не сломалась...

-Тебе хоть точно двадцать четыре? А то сейчас выглядишь на все пятнадцать.

Он улыбнулся, еле слышно хмыкнул.

-Точно. Абсолютно всё, что я тебе говорил - правда... Ну, разве что, насчет "долга" за твое спасение я пошутил - а ты взял и воспринял это всерьез.

Я вздохнул. какое-то время я действительно верил в этот его прикол - и жутко его боялся, кстати. А потом сам же первый стащил с него штаны... И, разумеется, мысль об этом заставила меня покраснеть.

-Ага. Я так и не понял, зачем ты это затеял, если честно. - я приложил ладони к щекам, в надежде, что он не заметит.

-Элементарно, - я, в принципе, не ждал от него ответа на эту фразу, но, видимо, ему захотелось пооткровенничать. Алкоголь всегда развязывает ему язык - а я и не против. - это был самый простой способ удержать тебя рядом с собой: когда я первый раз тебя увидел...

Опять эта пауза. А то я не помню, в каком виде ты меня первый раз увидел, блин.

-то сразу понял, что рано или поздно ты попадешь в беду. Я же и подумать не мог, что ты захочешь...

Я легонько пнул его кулаком в бок, демонстрируя таким образом, что не хочу слышать продолжение. А он внезапно послушался и замолчал, только продолжал улыбаться - очень пьяно, но как-то очень заботливо. Ничего больше не говоря, он подтянул меня к себе и крепко обнял - тоже отнюдь не трезво, и, учитывая, что он намного сильнее меня, я от такого проявления любви аж крякнул. Впрочем, после изданного мной звука он сразу ослабил хватку - он никогда не делает мне больно нарочно.

...А потом мы уснули. В обнимку - прижавшись друг к другу, чтобы было теплее. Это странно, но мы с Джоном довольно редко вот так просто спим вместе. И такие моменты - когда чувствуешь себя в его обьятиях в полной безопасности, и слышишь его тихое сопение тебе в спину, сам засыпая под него - на самом деле, куда интимнее любого соития...




*****


...На следующее утро после ночевки в пещере Джону было очень плохо - и неудивительно, приговорить столько бухла в одно лицо! У меня, впрочем, тоже котелок побаливал, но от пива как-то полегче, чем от виски. Даже в состоянии глубокого, беспросветного похмелья он сохранял свою фирменную невозмутимость - мне порой аж завидно немного. Мне бы такую, когда он начинает дразнить меня всякими непотрёбствами... 

До города мы добрались без приключений и довольно быстро. Ближе к вечеру мы уже стояли у ворот Мегатонны, приветствуемые Мистером Защитником.

Мы сразу пошли ко мне домой (о доме Джона я даже не заикался, по понятным причинам), и закрыли двери на замок. Был поздний вечер, так что вряд-ли кому приспичит нагрянуть с внезапным визитом...

Сначала мы просто пили пиво и разговаривали - но я точно знал, что этим вечер не закончится. Потому что у меня уже рвало крышу - каждый раз, как я смотрел на Джона, я раздевал его глазами; ну а что я представлял, глядя на его рот - догадаться легко... Самым приятным было то, что в его взглядах я ловил идентичные желания, и это еще больше заводило.

В общем, когда он рассказывал очередной анекдот, я не выдержал и, прервав его на полуслове, накинулся на него, покрывая поцелуями. Его это ни капли не удивило - было бы странно, если бы удивило! - и он охотно отвечал на мои ласки. Очень скоро мы уже оказались у кровати - моей старой, полуразваленной кровати. На мгновение я задумался - а не сломаем ли мы ее? - но быстро выбросил эти глупости из головы. Джон вытащил из кармана "волшебную" упаковку с недавно купленными презервативами.

Из прочитанной недавно книжки мне понравилось пару интересных приемов, и один из них очень захотелось попробовать. Я достал "шляпку Джимми" из упаковки, затем положил резинку в рот. Джон, ясное дело, среагировал на это неадекватно.

-Ты его сожрать решил?..

-Не мефай. - заставил же меня, сволочь, пытаться говорить в такой момент. 

Держа презерватив в зубах, я наклонился и одним движением надел его на твердый член Джона. Ну, не совсем одним: налазило оно на него туго (половой гигант, блин), потому пришлось аккуратно делать это несколько раз, чтобы его не покусать. Впрочем, судя по восторженному взгляду и широко открытым векам, ему понравилась моя выходка; да и мне понравилась, если честно.

-Иди ко мне, - он потащил меня в постель.

-Зачем?.. - естественно, я знал ответ на заданный вопрос - но мне очень хотелось услышать это из его уст.

-Трахать тебя буду, - томно прошептал он мне на ухо, тем самым возбуждая и заставляя загореться предвкушением. Наверное, это отразилось в моих глазах - Джон многозначительно изогнул бровь. Он перевернул меня на спину и взобрался на меня сверху.

По правде говоря, я несколько опасался - всё-таки это будет первый секс после того, как меня раскроили, и я не знал, изменится ли что-то, и если да - то что. Взгляд Джона - такой спокойный и полный непривычной для тех, кто не знал его близко, нежности - успокаивал. Он погладил мои волосы, а затем принялся покрывать шею едва ощутимыми - и от этого такими сладкими - поцелуями, от которых по спине шла легкая дрожь. Очень странное чувство - когда мышцы твоей спины сокращаются, соприкасаясь с вшитым в них искуственным позвоночником... Но, тем не менее, весьма приятное. Я ощущал, что он делал это с опаской, стараясь не задевать шедшую через всё горло трубу, однако вида не подавал.

Он расстегнул ширинку моих штанов, оттягивая в сторону ткань белья; и вот его рука уже на моей возбужденной плоти. Я попытался расслабиться и отбросить волнение, словно в первый раз... Джон опустился ниже и пару раз провел языком по моему животу, а потом еще ниже, попутно стаскивая с меня одежду и раздвигая мне ноги. Достаточно скоро его язык уже был там, где надо. Его пальцы скользнули между моих ягодиц и нащупали так жаждущее его отверстие, незамедлительно в него проникая... Мое дыхание участилось, я прикрыл глаза от удовольствия и запрокинул голову, расслабленно улыбаясь.

Мои опасения не оправдались - всё было, как и раньше. Размеренные движения, скрип кровати под нашими горячими телами, тихие стоны... И такое страстное, такое красивое лицо с горящими, полуприкрытыми глазами, которое обрамляли черные пряди взлохмаченных волос, спадающих на мои плечи и грудь. Каждое его проникновение отзывалось в моем теле сладостной волной блаженства. Он владел мной, а я - им, и мы растворялись друг в друге...

Его толчки постепенно становились интенсивнее. Я открыл рот, и он, властно обхватив ладонью мой подбородок, припал к моим губам: наши языки переплелись. Пип-бой начал негромко, ритмично пищать, оповещая хозяина (то бишь - меня) об ускоряющемся сердцебиении...

Когда меня настиг невыносимый, обжигающий экстаз, а голова пошла кругом, как от крепкой дозы психо, я закричал - я никогда не могу сдержать крик в этот момент. Обычно Джон закрывает мне рот рукой - не обязательно всем соседям слышать, да и вообще знать, чем мы тут занимаемся - но тогда он не успел, и мой громкий голос глухо отразился от внутренних стен дома... А может, и внешних: перегородки здесь очень тонкие, и, как правило, слышно практически всё.

На пару мгновений я застыл, и воцарилась тишина. Если это кто-то услышал - будет весело... Хотя, тогда мне было откровенно плевать. Джон слегка приподнялся надо мной, и, легонько кусая за мочку уха, шепнул:

-Понравилось?..

Он всегда так делает. Доводит меня до оргазма, а потом как бы невзначай задает один и тот же тупой вопрос... Впрочем, мне это действительно нравится.

-А то ты не знаешь, - привычно выдохнул я в ответ. 

Джон намеревался продолжить свое дело и кончить в меня, но я его остановил. Появилась у меня одна идея, как отомстить ему за его гадкий стеб в Цитадели... И как раз удачно сошлось, что сегодня мы трахались с презервативом - без него я бы не стал это делать после полового контакта.

-Подожди, - я положил руки ему на грудь, давая знак, чтобы он с меня слез, - У меня есть мысль получше.

Я подмигнул ему: он на пару секунд задумался, но быстро сообразил, что я имею в виду. "Мысль получше" ему явно пришлась по вкусу, потому он сразу же из меня вышел и уселся на край кровати. Любит же всё усложнять: лежа, что-ли, не справился бы?.. Отбросив сиюминутное раздражение, я сполз на пол и, поднявшись на ноги, встал возле него.

Я стянул с него резиновую штучку и попытался попасть в мусорник: баскетболист из меня нулевой, так что она благополучно полетела мимо. Ну и хрен с ней.

Опустившись на колени, я уверенно взял его член в рот и заглотил его до самого основания: Джон сладко вздохнул, опустив руки на мой затылок,схватив за волосы и грубо намотав их на кулак. 

-Так?.. - спросил он, желая убедиться, что меня всё устраивает. Я удовлетворенно промычал в знак согласия.

Я принялся орально ласкать его достоинство, и он мне в этом усердно помогал (скорее - мешал), норовя насадить меня поглубже, чем пару раз чуть не вызвал рвотный рефлекс. Приходилось отталкивать его, давая понять, что он рискует оказаться весь в моем недавнем ужине и пиве.

Долго стараться не пришлось: довольно скоро он дошел до предела, громко простонав и наполняя мой рот густой белой жидкостью. И тут-то настал момент воплощения моей жестокой мести в жизнь. 

Подумав немного, стоит ли это делать, но вспомнив его ехидную морду в больничной палате Цитадели, я принял окончательное решение.

Резко, пока он не успел отдышаться, я встал на ноги и впился в его губы, заставляя его посмаковать собственное семя. Он рывком оттолкнул меня, и это появившееся выражение на его лице стоило всех возможных последствий.

Он был смущен, напуган, зол и удивлен одновременно. Да простит меня Атом, но это было самое лучшее, что я видел за последнее время. Ибо нехрен постоянно надо мной издеваться.

-Нравится?.. - поинтересовался я, издевательски облизывая губы, на которых все еще была его сперма.

-Мудак, - отплевываясь, ответил мой любовничек голосом, в котором смешались гнев и стеснительность. Потрясающее сочетание.

-У тебя научился, - парировал я, вытерев рот рукой. - как ты и хотел, ротиком работаю.

Он вспомнил свои слова и понял, к чему я вообще это устроил. Выражение его лица стало спокойнее - а жаль. Я еще долго буду прокручивать в памяти этот эпизод.

-Тебя действительно так задела простая шутка?.. - взяв себя в руки - ну как он всегда так быстро это делает?.. - спросил Джон. Как же меня вымораживает его манера вечно задавать дебильные вопросы, ответы на которые очевидны.

-А не понятно, что-ли? - я обиженно свел брови. И, кажется, поджал губы - я стараюсь так не делать, потому что каждый раз после этого Джон начинает на меня смотреть, как на маленького 

мальчика. Вот и сейчас он так на меня посмотрел. И протяжно вздохнул.

-Понятно.

После такого короткого ответа он, больше ничего не говоря, залез в постель и отвернулся к стенке, намереваясь спать. Обидчивый тут нашелся, блин. Я последовал его примеру - конечно, на 

одноместной кровати особо не развалишься, но мы привыкли - не часто на Пустошах можно найти двухместные незанятые лежанки. Устраиваясь, я заметил, что она таки изрядно расшаталась.



*****


...Мегатонна мне нравится всем, кроме общего санузла. Впрочем, я давно привык - жизнь в Убежище уже казалась мне куда менее реальной, чем теперешняя. Словно сон.

Мы с Джоном стояли в утренней очереди. Конечно, отлить можно было бы и за ближайший угол возле дома - никому дела нет, но вот умыться и почистить зубы есть возможность только здесь. Собственно, за этим все сюда и ходят.

Манья Варгас, пожилая женщина, чей дом находится по соседству с моим, стояла перед нами и очень внимательно нас рассматривала. Я пятой точкой почуял неладное.

-Что такое, миссис Варгас? - как бы невзначай спросил я.

Ее тонкие губы растянулись в усмешке. 

-А пихарь у тебя очень даже ничего, дорогушенька, - она мило хихикнула, вроде хвалила цветочки на моих окнах, а не мои ночные крики и наполовину сломанную кровать (а мы ее таки чуть не сломали). Мне захотелось провалиться сквозь землю куда-то очень глубоко.

-О чем вы?.. - я решил попробовать упасть на дурачка - хуже уже точно не будет. Хотя и понимал, что нихрена у меня не выйдет - я чувствовал, что мои щеки горят, как Вашингтон после ядерной войны. - Мы просто пили пиво. Может, пошумели немного...

И, что самое главное, самое отвратительное и самое ожидаемое во всем этом - Джон, стоящий возле меня, лыбился еще шире и гаже, чем старушка. Может, он специально меня не заткнул вчера?..

-Миленький мой, я живу прямо под твоим домом, и уж звуки "распития пива" от выкриков в порыве страсти отличить в состоянии. - Она подмигнула, повернулась к Джону. - А ты молодец.

Я обреченно опустил глаза. Манья - очень разговорчивая тетка, падкая на всяческие сплетни и слухи. Скоро весь город будет судачить о том, что мальчик из Убежища 101, обезвредивший атомную бомбу в центре города и тем самым спасший его от посягательств придурков из тенпенни-Тауэр, дает в зад, вобщем-то, тоже довольно известному жителю Мегатонны. Просто сюжет для порно-фильма какой-то.

Тем временем темноволосый паршивец изобразил такое невинное смущение, и ответил:

-Спасибо, мэм. Я старался.

Как же мне захотелось дать ему в рожу. Но вот посреди города, на глазах у изумленной публики, это было бы еще большей катастрофой, чем то, что на нас теперь будут коситься и представлять, как мы развлекаемся за закрытыми дверьми. Да уж, хуже могло бы быть только, если бы кто-то ворвался к нам прямо посреди "процесса" с камерой в руках, а потом растиражировал это дело на голодисках.


Комментариев нет :

Отправить комментарий