среда, 22 февраля 2017 г.

In Rust and Blood: Нежданно-негаданно




Сорок четвертая серия.




* * * * *

...Боль. Такая сильная, что я хочу закричать - но не могу. Словно у меня нет ни рта, ни горла...

Вокруг кромешная тьма - но мои глаза не закрыты. У меня вообще есть глаза?..

Я пытаюсь пошевелиться - и слышу, как вокруг начинается суматоха. Слышу глухой, словно доносящийся издалека, голос:

-Он проснулся!.. Давайте повторный наркоз...

...И через несколько мгновений погружаюсь в мрак.




...Свет. Яркий, резкий - бьет даже сквозь закрытые веки. Я попытался отвернуться от него, и, кажется, тихо простонал.




Стоп. Я что, жив? Или я уже в раю? Или в аду?..




Внезапно я ощущаю на своем теле руки, а затем и неровное дыхание прямо над своим лицом. Запах волос, которые рассыпались надо мной и теперь щекочут нос... Это Джон.

Я всё-таки открываю глаза, и начинаю понимать еще меньше, чем минуту назад - мир вокруг какой-то не такой. Более... Четкий?

-Что за...




-Тихо, - Джон предотвращает мою попытку приподняться. Я посмотрел на него: его волосы не зализаны назад, как обычно, а распущены. Он выглядит очень истощенным, вроде не спал несколько ночей. В его глазах - какое-то странное выражение.





Он рассматривает меня так внимательно, словно перед ним незнакомый человек... Но всё же в этом уставшем взгляде читается счастье.




Я делаю глубокий вдох, и меня снова настигает полное непонимание происходящего: я не ощущаю привычного чувства, как воздух наполняет грудь. То есть, ощущаю... Но как-то не так.


-Ну наконец-то ты пришел в себя! - слышу я радостный голос недалеко; кажется, это старейшина Лайонс. - Мы уже начали опасаться худшего...

Худшего? Я вообще должен быть на том свете! Почему я в больничной палате?..






-Вы о чем?.. - я замечаю, что говорить довольно трудно - не потому, что горло болит, а словно бы оно не "разработано". Что за бред?

-Всё хорошо, - спокойно, но так устало отвечает Джон. - Просто немного тебя подрихтовали.






До меня начинает доходить. Но верить в догадки мозг упорно отказывается.

-Говори больше, мальчик, - словно бы подтверждает мои ощущения Лайонс. - Новые органы нужно разработать.


Мне приходит очередная идея и я тяну руку к горлу; вот тут-то мне становится вообще весело. Мои пальцы ложатся ну совсем не на кожу, а на нечто очень твердое, похожее на трубу, но, тем не менее, очень гибкое.. Я еще раз глубоко вдыхаю воздух: труба послушно прогибается. Кажется, это мои новые дыхательные пути.





И тут я осознаю самое страшное.

-Дайте мне зеркало, - вновь с усилием подаю голос.

Джон наконец заулыбался - своей противной ехидной усмешкой. Придурок хренов.

-Не переживай ты, красавчиком так и остался... Почти. - сделал паузу, следя за моей реакцией. Я не поддался. - Ну, вполне трахабельный.

Мне очень захотелось вмазать ему пощечину, но мне мешала общая слабость и какая-то противная трубка, торчащая из моей вены. Знает же, сволочь, потому и лыбится.

-Иди нахрен.

Вздох: как и всегда, не обиженный, слегка ироничный. Он спокойно подходит к соседнему столу - мне кажется, или он похудел? - и берет небольшой зеркальце. Возвращается ко мне, дает в руки.




Смотреть в него было очень страшно, но от судьбы не убежишь - я всё-таки решился. Картина оказалась не такой страшной, как я боялся: мое лицо было таким же, только через глаз и подбородок шли черные полосы, явно чужеродного происхождения.

И глаза... Глаза были другие, не настоящие, хоть и всё так же голубого цвета.

-Проводники для новых глаз и легких - это было оптимальное решение, чтобы не подключать тебя к батареям, которые нужно регулярно заряжать. - прокомментировал Лайонс, заметив, как я себя рассматриваю.




Ничего не ответив, я продолжил изучение своей новой внешности. Да, труба действительно выглядела внушительно - она была словно вплавлена в кожу, и шла аж до самого подбородка. Я оттянул ворот надетой на мне больничной рубахи - устройство было "вшито" в меня до самой ключицы... Точнее, в этом месте оно уходило внутрь.

-У тебя новые легкие, Шадд, - вновь среагировал пожилой мужчина. - Курить теперь можешь сколько угодно.

Он подмигнул, как бы подбадривая меня. Да уж, нет худа без добра... И от сигареты бы я сейчас точно не отказался.







Джон, конечно же, не упустил момент, и наклонившись ко мне так, чтобы его слышал только я, довольно прошептал:

-Зато пищевод не трогали... Так что ротиком работать сможешь, как раньше, - он тоже подмигнул, но вкладывая в этот жест совершенно иной смысл. Сволочь.

Я сжал губы. ну ничего, любимый, я еще придумаю, как тебе отомстить.




-Какой сегодня день?.. - наконец до меня дошло, что я понятия не имею, сколько прошло времени с того момента, как я запустил Очиститель.

-Одиннадцатое ноября, - ответил Джон. - Ты пролежал в коме две недели.

Ну что ж, могло быть и хуже - я мог бы очнуться и спустя год. И Джон всё это время был рядом?.. Тогда понятно, почему он такой замученный.

-Я сам очнулся только неделю назад - из-за мощного выброса энергии во время запуска той хреновины, досталось не только тебе, а и нам с Сарой, - отозвался он словно на мои мысли. Тогда тем более понятно...

Я задумался. Честно говоря, я не представлял себе, что делать дальше, когда работа отца доведена до конца - до этого я вообще мало верил в то, что всё выйдет... А когда стоял у Очистителя, был уверен, что "завтра" для меня уже не наступит. Собственно говоря, работа-то доведена до конца?..

-А Очиститель... Что с ним?

В этот раз Лайонса обрадовал мой вопрос. Он бодро отозвался:

-Он работает. - я облегченно вздохнул - значит, всё было не зря. - Мы уже раздаем воду людям, которые приходят к Мемориалу всё больше и чаще...




Я задал еще пару маловажных вопросов, и вскоре старейшина покинул мою палату, давая нам с Джоном побыть наедине. Первое, что мы сделали - без лишних слов впились друг другу в губы жадным поцелуем. Когда он отстранился,то прошептал:

-Я очень боялся, что ты не проснешься.




Порассматривав его лицо, я пришел к выводу, что всё-таки он похудел. И стал выглядеть значительно моложе - то ли из-за распущенных волос, то ли из-за того, что перестал притворяться старше. Я никогда не придавал этому значения, но тогда я заметил, что он, на самом деле, очень красив.

Дальше объятий мы заходить не решились: раны от операции еще не до конца зажили, чтобы выделывать акробатические трюки в постели.







----------------------------------------


 


Комментариев нет :

Отправить комментарий