понедельник, 6 апреля 2015 г.

"Раскаленная сталь": Ни стыда, ни совести

Третяя часть фика.




* * * * * 

Нам нужно было пополнить кое-какие припасы, потому, после веселого утра у толчка, я предложил Джону это сделать  - и желательно, поскорее. До того, как хозяйка магазина будет в курсе всех наших веселых приключений. Когда он начал мяться и что-то невнятно мямлить, я заподозрил, что и в "Магазине на кратере" он успел каким-то образом нагадить. Надо будет как-нибуть вручить ему бутылку водки, посадить перед собой на стул и заставить последовательно рассказать всё о себе, от начала до конца.

Как только мы появились на пороге, Браун в мгновение ока оказалась возле меня. Я вспомнил, что обещал ей испытать ее очередное изобретение на кротокрысах, и, скорее всего, она сейчас начнет меня этим мучать.

-Оо, Шадд, дорогой, а вот и ты! Я уже зажда... А ТЫ ЗДЕСЬ КАКИМ ХРЕНОМ?!

В тот самый момент, когда Мойра, в принципе, очень радостно меня поприветствоавшая, посмотрела на Джона, я понял, что тут сейчас будет очередной для меня сюрприз. Ее лицо исказила ярость, а в глаза налились кровью.

Джон поднял брови, и во всем его виде читалась какая-то отрешенная обреченность.

-И тебе привет, Мойра.

Она сжала кулаки, и, казалось, сейчас взорвется.

-НЕНАВИЖУ! НЕНАВИЖУ! НЕНАВИЖУ! - прокричала она, явно подыскивая, чем бы тяжелым запустить в моего спутника. Я ничего не понимал, но выглядело это со стороны очень весело.

-Я что-то пропустил? - решился я подать голос. Женщина повернулась ко мне, и, указывая рукой на Джона, процедила сквозь зубы:

-Этот урод... Он меня изнасиловал!

Джон уткнулся лицом в ладонь, шумно вздохнул. А я пытался переварить сказанные ею слова, не зная, то ли поверить и возненавидеть его вместе с ней, то ли рассмеяться такой тупой шутке.

-Вообще-то, Мойра, это ты меня оттрахала, не особо интересуясь моим мнением. - совершенно спокойно парировал Джон, скрестив руки на груди. И, если знать Джона, а тем более - Мойру, это звучало как-то правдоподобнее.

-Я была пьяна, а ты воспользовался ситуацией! - не успокаивалась она. Новые подробности делали момент еще более интересным.

-Ты пригрозила мне, что засунешь в трусы гранату, если я тебе откажу. - Джон оставался невозмутим. Тем не менее, по его лицу пошел такой знакомый - и такой милый! - румянец.

На этом моменте гордая наследница великого Брона покраснела, как рак, и пыталась придумать ответ. Но так и не придумала, и в итоге, возведя руки к небу, издала нечленораздельный звук. Почему-то в этот момент она показалась мне жутко похожей на болотника, и я, не сдержавшись, прыснул.

-К тебе гости пришли, а ты тут разборки устроила, - подитожил Джон с укором. Эмоциональная окраска его голоса заставила меня сильно засомневаться, что между ними был только одноразовый (ой ли?) секс...

Она посмотрела на меня и вспомнила, что они с Джоном не наедине. Кажется, она покраснела еще больше.

-Ой... Шадд, прости. - она внезапно успокоилась и застеснялась. Тому, насколько резко меняются настроения Мойры Браун, я не перестану удивляться никогда. - Так зачем ты... Вы пожаловали?..

Браун продолжала коситься на Джона, и в ее глазах была явно не только злость. Я внимательно проследил за направлением ее взгляда: большую часть времени он был направлен куда-то ("куда-то", ага) ниже его пояса. Это, наверное, очень глупо, но я заревновал и начал вести себя отнюдь не по-мужски, демонстративно взяв его за руку ("моё!"). Через несколько секунд я понял, что наделал, и резко отдернул ладонь, но было поздно: рыжеволосая женщина смотрела уже не на Джона, а на меня, и выражение ее лица было очень... Восхищенным? Вслух, слава Атому, она ничего не произнесла. Ибо если бы произнесла, я бы, наверное, пошел бы за пределы города и сам стал бы копать себе могилку, попутно в нее зарываясь.

Впрочем, это не повод не пополнять припасы - делая вид, что всё в порядке, мы обменялись с ней добром и крышками. Когда мы вышли на улицу, Джон с порога начал заливаться хохотом, но после пары моих сильных пинков в бок (я очень старался, и, вроде как, он их даже ощутил), угомонился.


*****


Денек, конечно, выдался не самый лучший. По крайней мере, для меня - Джону было на всё похер. По-моему, если втихаря снять на голодиск как он гоняет правой рукой в ванной, всунуть в проектор и показать на всю Мегатонну - ему будет точно так же похер.

Джон сидел на втором этаже дома и с интересом читал "Мужское дело # 166". А если поточнее - разглядывал голых баб на развороте посередине журнала. Ну да, зачем ему-то читать - мозгов всё равно не прибавится. Только вот плакат формата "А3" с буферами третьего размера, который он вертел в руках, меня как-то напрягал. Я подошел к нему и отобрал журнал: он сделал такое обиженное-приобиженное лицо, 

мол "конфетку отобрал". Фу, бл*, "конфетка".

Я втихаря бросил взгляд на его промежность: не стоит. А значит, демонстративно втыкал в журнал, просто чтобы меня лишний раз позлить, сволочь.

-Скажи мне, пожалуйста, зачем ты опозорил меня утром у толчка?

Он посмотрел на меня крайне удивленно.

-Опозорил? Я наоборот повернул всё так, что нас это не смущает. Иногда мне кажется, Шадд, ты плохо понимаешь, каким образом люди взаимодействуют между собой.

-Ага. Откуда ж мне знать, я же из инкубатора.

-Скорее, маленький еще. - ну нихрена себе заявы, маленький. Ты еще скажи, что ты - педофил. - Людям на Пустошах, в основном, глубоко посрать на такие вещи - своих проблем хватает. Это у вас в Убежище сытая, безопасная жизнь порождала скуку. А тут - сам уже знаешь - не соскучишься.

-Ясно-понятно, - хреновый из него психолог. Хотя, по большому счету, он был прав - сколько помню большие города, никто особо чужие грязные труселя не обсуждает. Не то что в Убежище - каждый чих могут месяц за глаза обсасывать...

После визита в "магазин на кратере" я обнаружил, что мы забыли кое-что купить - неудивительно, всё, о чем я там думал - как бы побыстрее добраться до дома...  Самому мне было идти влом (если точнее, то мысль о том, чтобы после всего этого показаться на улице, а тем более - Мойре, наводила на меня тихий ужас), потому я решил отправить Джона. Ну а что, он ее, как оказывается, хорошо знает - может еще скидку ему сделает.

-Ты вместо того, чтоб похабщину в журналах рассматривать, лучше бы сходил к своей подружке - я забыл взять себе ремонтный набор для ствола.

Встав и-за стола, он подошел ко мне: я пятой точкой почуял, что у него явно какие-то другие намерения. Само собой, я не испугался - еще чего, Джона бояться - но мне стало как-то не по себе.

-У меня есть мысль получше, - протянул он, и по его глазам я понял, что сейчас что-то будет.

Он достал из-за спины полотенце (я даже не заметил, как оно у него оказалось) и, неожиданно развернув меня к себе спиной, связал мне руки. Затем, пока я пытался понять, что вообще происходит, затащил меня на кровать лицом вниз. По-хорошему, надо бы вырваться и дать ему в пачку, но я сильно растерялся и не знал, как реагировать... Потому как в глубине души эти его нехорошие действия вызвали у меня трепетный восторг, отчего внизу живота быстро тяжелело и горячело.

Джон грубым движением вдавил мою голову в пыльный матрас и стянул с меня джинсы до колен. Какого хрена..? Нет, не какого хрена он это делает, а какого хрена мне это так нравится?

-Ты чё, упоролся, бл... - конечно, он не дал мне договорить, закрывая рот рукой. Моя попытка выяснить, какого лешего его плющит, обернулась нечленораздельным звуком.

-Мне остановиться? - в свойственной ему манере делать это не в тему, спросил Джон. 

Я отрицательно помотал головой - нет, в тот момент я не думал. По-моему, кровь из мозга вся перешла в другое место, и вот оно было очень против, чтобы он останавливался. Уже через мгновение я задавал себе вопрос, нахрена я согласился. Хотя...

Он, повозившись со своими штанами (надо же стащить, не убирая ладонь с моего рта), достал свое хозяйство и начал меня пялить - вот так, со старта. Без презерватива или смазки - а это, между прочим, было больно и мне, и - главное! - ему, отчего издаваемые им вздохи звучали отнюдь не сладко, а скорее болезненно. Мне же не оставалось ничего другого, кроме как недовольно (ну... почти) мычать.

Я, конечно, не против таких вот шалостей (знает же, гад, иначе не учудил бы такое), но, мать его за ногу, нельзя уже было смазку достать? Зря я, что-ли, ее за кучу крышек покупал, сделав морду кирпичом и стоически выдержав охреневший взгляд того старателя? Еще бы, два мужика, помимо привычного набора патронов и стимпаков, очень охотно берут вазелин...

Через какое-то время, когда его выделений стало достаточно, было уже весьма приятно - мое мычание всё-таки перешло в стоны. Я уже расслабился и начал получать удовольствие - что уж греха таить, такие ролевые игры очень заводят - но вскоре ощутил, как его плоть сократилась, выбрасывая порцию спермы. Этот мудак кончил в меня.

И вот это уже было реально обидно. Он практически сразу вытащил обмякающий агрегат из моего тела - и это при том, что мне он уже обеспечил конкретный стояк. Ну не сволочь?

-Ну что, нравится?.. - с насмешкой поинтересовался он, всё еще тяжело дыша. Я пихнул его локтем в живот, сталкивая с себя.

-Это что вообще было?.. - в моем голосе перемешались возмущение, обида и непонимание. Ну... И немножечко возбуждения. Совсем чуть-чуть! - Решил в "е*аря-террориста" поиграться, или чё?.. 

Я попытался подняться с постели - хрен там, руки-то еще связаны. 

-На вопрос ответь. - На Джона внезапно сошло благодушие, и он развязал меня; ничего другого не придумав - да и придумывать не хотелось - я влепил ему хорошую пощечину.

-А тебе бы сильно понравилось, чтобы тебя вот так отымели и бросили, а?! - гневно выпалил я. Зла на него не хватало просто.

Он рассмеялся. А я внезапно понял, что и кому я сморозил, но было уже поздно.

-Знаешь, не нравилось, но со мной это делали три месяца к ряду - и мужчины, и женщины. Каждый день. По очереди... - он резко замолчал. Полез в карман за сигаретой - верный признак, что он нервничает. - 

И разрешения у меня никто не спрашивал.

Закурил, обдавая меня едким дымом. Вида не подавал, но его явно захлестнули тяжкие воспоминания.

-...А когда я начинал брыкаться и кусаться - били через ошейник током, чтобы успокоился, стал податливее. Знаешь, помогало.

Джон опять затянулся. Я невольно сьежился, обхватывая тело руками, и почувствовал себя очень-очень виноватым. Хотя, вообще-то, не обязан был, после того, что он сделал. Я промямлил:

-Прости. 

-Думать надо, когда что-то делаешь. - отозвался брюнет. - Если тебя что-либо достает в моей манере выражаться - просто сказал бы, я бы перестал. Но эта твоя выходка...

-Кто б говорил, - огрызнулся я. - Если опустить подробности, ты только что меня изнасиловал.

Конечно, я преувеличивал - ну не могу же я ему открыто сказать "связывай и трахай меня, мне это нравится". Его брови поползли вверх.

-"Подробности"? По-моему, твои "подробности" пониже спины не жаловались. А то, как ты подставлял задницу всё выше под каждое мое движение...

Такая наглость с его стороны только укрепила во мне праведный гнев. Я начал осматриваться вокруг в поисках какого-нибуть тяжелого предмета, попутно пнув его кулаком. По-моему, ему было похер на мои попытки избиения.

-Связанные руки ты уже не берешь в рассчет?!

-А ты на ладошки свои посмотри, - очередная затяжка, очередная тучка дыма. - Я, если ты в порыве желания не заметил, не стягивал узел: освободиться смог бы и ребенок.

О да, детка, ты не можешь обойтись без этой отвратительной улыбочки. И без того, чтобы мои щеки опять горели, как у пятнадцатилетней девственницы.

Вот же хрень. На самом деле, мне и в голову не пришло, что можно сопротивляться... Потому что какого-то хрена, когда он это делал, сопротивляться я хотел меньше всего на свете. И меня это дико взбесило в тот момент.

-Да пошел ты нахрен! - крикнул я ему, намереваясь пойти в "Салун Мориарти" и напиться. А может, и еще чего сделать.

-Штаны натяни, - подметил он. Очень вовремя: я уже попытался встать с кровати и благополучно шлепнулся на пол, запутавшись в спущенных джинсах. Как же я его ненавижу.

Издав звук, похожий то ли на рычание, то ли на стон, то ли хрен пойми на что, я сделал попытку подняться. Джону надоело на меня смотреть, и он, подав руку, помог мне в этом нелегком деле. Его лицо смягчилось, и в глазах появились такие многообещающие искры, заставляющие меня оттаять и забыть, что я должен был бы на него дуться.

-Ты же не думал, что я тебя так и оставлю?.. - обнимая меня - и куда делась его животная агрессия?.. - шепнул он мне на ухо. Затем, пройдясь по губам легким поцелуем, подтолкнул к злополучной кровати и уложил - в этот раз нежно.

Ну а дальше всё было намного больше похоже на то, к чему я привык: чувственный, проникновенный оральный секс, которым он наконец позволил мне разрядиться. Крики сдерживать мне уже не было смысла - и пофиг, что на дворе белый день. Я подумал, что в следующий раз нужно будет передать соседке привет.

...К Браун Джон, в итоге, всё-таки пошел. Оставив меня наедине с собой и мыслями о произошедшем - вроде надо обижаться, а было как-то совсем не обидно. Было, мать его, хорошо. Называя меня извращенцем, Джон, кажется, попадает в самую точку...

Повалявшись какое-то время на диване, я вспомнил, что озвучил ему не всё, что надо докупить. На дворе было уже довольно поздно: лучше сходить сейчас, когда многие уже сидят дома, чем завтра днем, ловя на себе заинтересованные взгляды.  



*****


Уже был вечер, и "Магазин на кратере" закончил работать; однако, Джон был абсолютно уверен, что ему Мойра откроет. Так и случилось: завидев через окошко, кто к ней пожаловал, она не колебалась ни секунды, распахивая перед ним двери. Конечно, она понимала, что он пришел не за тем, за чем ей хотелось бы: потомок Брона, одного из величайших умов довоенного мира, не мог бы быть дурой.

Закончив с покупками, Джон уже собирался возвращаться домой. Браун сомневалась всё время, что он был у нее, но всё-таки решилась задать крайне интересующий ее вопрос:

-Знаешь, Варгас такие вещи о тебе рассказывает... - Мойра запнулась. Джон сразу понял, что она имеет в виду.

-О нас с Шаддом, небось?.. - брюнет заулыбался. Почему-то его очень забавляла сложившаяся ситуация со старушкой-соседкой: он невольно подумал, сколько еще раз той придется возмущаться (или восхищаться?..) "шумным" соседям. Женщина активно закивала головой в знак подтверждения, отчего из ее прически выбилось несколько огненно-рыжих прядей.

-Вы что... Вместе?.. - ее лицо приняло странное выражение, в котором смешались изумление и любопытство.

Джон развел руками:

-Вроде того.

-Никогда бы не подумала, что ты... Ну...

-Гей? - продолжил он за нее. - Да вроде бы нет.

Он опустил глаза на ее грудь, на изгибы ее талии, вспоминая, какие они соблазнительные, когда на ней нет одежды... Сам того не желая, возбудился. "Определенно - нет".

Заметив его взгляд, Мойра приблизилась к нему вплотную. Мужчина попытался попятиться, но не тут-то было: она схватила его за воротник и резко подтащила к себе, потянула его голову на себя, врываясь языком в его рот. Джон ничего не мог с собой поделать - он ответил на поцелуй со всей присущей ему страстностью. Большего он не может позволить ни себе, ни ей, но хотя бы это...

-Докажи, - промурлыкала она ему на ухо, отстранившись. Ее горячее дыхание вызвало по телу Джона дрожь. В памяти всплыли их бессонные ночи на втором этаже ее дома... Кто знает, чем бы всё обернулось, если бы Эйрин не увела его от Мойры?..

-Нет. - отрывисто ответил брюнет. Его тело горело: он действительно ее хотел. Но совершать подлость он бы не стал. - Я не буду ему изменять.

-Променял женскую ласку на мужиков?.. - расстроенно вздохнула она. Тем не менее, отпускать его не намеревалась. - Ай-ай-ай...

Браун была слабее и меньше Джона, но это не помешало ей внезапно подбить его ногу, отчего он потерял равновесие; пользуясь моментом, она потащила его за собой на деревянный стол. Уже через несколько мгновений он оказался сверху на ней: беря инициативу на себя, она раздвинула ноги и обхватила ими его тело, притягивая к себе.

И именно когда мужчина собирался вырваться из ее обьятий и встать на ноги, ржавые двери магазина громко скрипнули. На пороге стоял Шадд.


Комментариев нет :

Отправить комментарий